ЙОВАЦ И ЛОВАЦ

  К проявлению народного благочестия справедливо относятся критично, с опаской: иногда очень сильно от него веет язычеством. Но иногда бывает, что благая честь побеждает, и от язычества не остается ни малейшего следа: остается только удивляться действительной народной христианской мудрости – доброй, доступной, достойной. Небольшая зарисовка из села Йовац, что на юге Сербии, наверное, может служить тому подтверждением. Несколько лет назад два друга устроили в огромном дубе в лесу неподалеку…самый настоящий храм, будучи твердо убеждены, что Бог – не в бревнах, а в ребрах.

  Бранимир сидел у окна, пил кофе и соображал погоду. «Что ж это ты на крылечко не выйдешь? – вежливо его спрашиваю, подкладывая полено в печь на кухне. – Тепло ли тебе, юноша?» Улыбается, но отвечает ворчливо: «А­-а, понаехали тут некоторые с севера, понавезли с собой холода сибирские – сиди теперь, думай: то ли минус 25, то ли все 30! Я что­-то градуснику не верю. Сам иди – снег заодно разгребешь. Всё польза. Только кофе сначала выпей, северянин тоже мне». – «Между прочим, я к вам греться приехал!» – «Лопату в руки – во дворе и согреешься! Таких холодов я с детства не помню. Из­-за некоторых с севера даже автобусы не ходят, с электричеством проблемы, водопровод заикается. Приглашай вас потом в Сербию…» – «И это всё я? И часовню – тоже я?..» Бранимир расхохотался: «Собирайся, давай! Пора ехать!» Сербско-­русское утро удалось на славу. Снег вокруг дома, конечно, давно уже убран, стол, несмотря на раннее утро, ломится от угощения, машина, несмотря на действительно серьезные минус 25, готова.

  Насчет часовни – и шутка, и не шутка: несколько месяцев назад Бранимир, разъезжая по окрестностям городка Владичин Хан, по селам и деревенькам, набрел в лесу на храм, который находится… внутри огромного дуба. Вот те раз, – говорит: самый настоящий маленький храм, иконы, свечи – и всё это в дубовом лесу! Что такое? Кто построил? Кто служит? – Надо выяснить. Позвонил: «Приезжай зимой – у нас тут такое диво. Вместе и узнаем».

  Село Йовац – это ориентир. От Владичина Хана по холмам, покрытым снегом, по сумрачному, спящему лесу – километров 30. Дальше знает только Бранимир. Лес, тропинка: ага, уже кто-­то прошел до нас сегодня. Идем в чащу по следам, только снег поскрипывает. Оглядываюсь: где же церковь-­то?

  Крик Бранимира: «Ну ничего ж себе!» Подбегаю: огромный ствол дуба, надломленный, видимо, ураганом, наклонился к земле метрах в двух над сохранившимся, но сильно пострадавшим храмом. «Ведь пару месяцев назад еще стоял крепко, а сейчас – гляди-ка: обрушился дуб! Но вход – вот он». Заходим внутрь дуба. Разбитые иконы лежат под коркой льда, часть образов еще висят на стенах, свечи стоят у малюсенького аналоя, крест. Судя по количеству свечей, несмотря на обрушение этой самодельной церкви, прихожане все-­таки есть. Только заходить сюда можно по одному, максимум, по двое. Бранимир – печально: «Жалко-то как! Такой красивый храм был, уютный, а потом, получается, пострадал из-за недавнего урагана. Разбился храм…». Помолчал, взглянул на серое небо: «Какое все­-таки грустное чувство: всё на свете, любая красота, любые наши начинания – им всегда приходит конец. Я не фаталист, сам понимаешь, но, честно говоря, вот именно сейчас, у этого разбитого храма в дубе, я просто слышу голос Христа, когда Он говорил Своим ученикам, восхищавшимся тем, иерусалимским, Храмом. Всему на свете приходит конец. Если даже храмы разрушаются, то – что же есть нерушимое на свете?»

  Бредем обратно – Бранимир угрюмо, я – озираюсь по сторонам. Шутка ли: церковь в стволе дерева. Тут прямая параллель с нашими северными краями: помнится, в дупле липы устроил себе келью преподобный Павел Обнорский, когда поселился в пределах Северной Фиваиды. А вдруг сейчас отшельник какой­-нибудь сербский выйдет, улыбнется по-доброму, что­-то важное-важное скажет, отчего сердце рассмеется? Поднимаемся на холм, видим – стоит домик. Обычный сербский деревенский домик, участочек, ульи, дым из трубы. Решили расспросить хозяев – вдруг да знают что-­нибудь о строителе этого таинственного храма.

  Шуметь у входа не потребовалось – дверь открылась, и на пороге появился дедушка в свитере и «трениках»: «Привет честной компании. Чего пожаловали?» Ну, мы представились, рассказали о себе. «Ага. Хоть не туристы. На паломников больше похожи, и это радует». По разговору уже чувствуется, что перед тобой священник. Так и есть: «А меня зовут Люба, я – священник, хоть и на пенсии. Живем здесь с матушкой, стареем потихоньку, готовимся. Рядом с лесом жить полезно: он учит умирать без печали. Печаль, оно, конечно, присутствовать должна, но печаль о своих грехах. Если вы понимаете, про что я толкую. Что-то холодно на улице. Ракию будете? Будете, будете. Ма­-атушка, а дай-­ка чем гостей угостить!» Печаль о своих грехах медленно, но верно отошла, хоть и на время.

  Сидели, беседовали. Отец Люба немного рассказал о себе. Да, служил в разных местах Сербии, последнее место служения – приход неподалеку от Владичина Хана, потом вышел на пенсию, был почислен за штат, и с тех пор живет в этом бедном домишке на холме возле дубового леса. Жаловаться на жизнь, сетовать? А смысл? Пока глазами не ослаб, много читал. Сейчас больше думает, размышляет, гуляет. Конечно, весна и лето много приятнее, но ведь и осень с зимой наводят на размышления, мало ли, что невеселые, зато полезные.

  Да, про храм слышал. Построен, точнее, устроен в честь святого великомученика Пантелеимона. Кем, не упомнит. Вроде бы, умер уже тот строитель, Царствие ему Небесное. Нет, сам там не служил, просто мимо проходил пару раз. Народное благочестие, вот и всё. Ну, с Богом, ребятки, а то мне и правда холодно!

  Едем по холмам медленно. Жаль, что не разузнали как следует про церковь, но что тут поделаешь: если уж строитель умер, то как ни крути, ничего не узнаешь. Смотрим: впереди – машина, на ней – ружья, перед ней – костер, вокруг костра – мужики, охотники местные. «Слушай, а давай мужиков спросим – может, они что знают?» – «О чем речь». Бранимир останавливается, открывает окно и спрашивает подошедших веселых дядек, не знали ли они того самого благочестивого строителя, который недавно умер. Дядьки как воды в рот набрали: смотрят то на нас, то друг на друга, не шелохнутся. Что-­то мы, похоже, не то сказали. Один подходит ближе, наклоняется и орет: «Не знал, что на том свете на фазанов охота открыта. Не подскажешь, это свет какой – тот или этот? С чего это вы взяли, что я помер?» Тут все упали со смеху, а мы, жутко смутившись, вылезли из машины…

  …Стояли у костра, слушали неторопливый рассказ. Оказывается, лет 20 назад его другу, Драголюбу, музыканту (очень любил играть на гармошке), приснился сон, в котором тому было дано повеление устроить в дереве храм в честь великомученика Пантелеимона. Сначала списали на фантазии, но когда сон повторился, призадумались. Потом решили: поступим так, как было сказано. Собрали инструменты, пошли в лес, нашли подходящее дерево, и в течение короткого времени выполнили то приказание. Ходили, молились в лес. Потом об этом узнали другие – соседи, друзья – молитвенников стало больше. «Туристическая достопримечательность?» – Ну, кому как. Кто­-то и в Косово ездит на монастыри поглазеть, а не помолиться, кому-то и в Иерусалиме интересны «достопримечательности», а не молитва, кто­-то и в России больше ценит не молитву, а «красоту распевов». «Нет, мы все, правда, молиться туда ходили. Иногда священник знакомый приезжал, молебны служили. Туристы, то-сё, это уж потом понабежало. Без молитвы плохо, понимаете, парни? А недавно друг скончался, это правда. И вскоре вихрь обрушил казавшийся скалой дуб – осталось только то, что вы и видели. Я не хочу приписывать себе всякие сновидения-видения, но мы тут с ребятами поговорили и решили: подходящих деревьев в лесу еще много – а давайте вместо порушенного еще один храм поставим. Цель та же: спокойная молитва в лесу – почему нет? Инструменты есть, руки, слава Богу, к тому месту приставлены – Господь благословит, храм и появится. Надеемся, в наступившем уже году. А над развалинами горевать особо нечего: всё в мире преходяще. Не в бревнах Бог, мне кажется. Знаете, что не может быть никогда разрушено? Молитва. Настоящая молитва. Ладно, хватит тут теологию разводить – давайте песню споем, что ли. Как меня зовут? Зовите просто: Ловац (охотник – серб.)». Потом улыбнулся: «Хватит таинственности: Милое Илич меня зовут, всегда готов к услугам». Сказал еще, что если мы к нему не приедем через пару месяцев, ну, хотя бы весной или летом, сильно обидится, а мужики вокруг подтвердили: «Этот может, так что вы лучше приезжайте». Улыбнулись на прощание, руки пожали друг другу.

  С Бранимиром ехали молча. Шутить как-­то не хотелось. Просто улыбались, глядя на, вроде бы, сумрачное, а на самом деле – доброе небо. Таких рассуждений от простого сельского охотника мы, ну, никак не ожидали. Вот тебе и Ловац из Йоваца.


Петр ДАВЫДОВ.

Фото автора.



 
По теме
Приход храма преподобного Григория Пельшемского города Кадникова молитвенно встретил праздник Вознесения Господня - Вологодская епархия В этот особый день вспоминается одно из главных событий Священной Истории - Восшествие Иисуса Христа на небо и обетование о Его втором пришествии.
20.05.2018
 
В поселке Надеево Вологодской области продолжается реализация миссионерского проекта  Православный час - Вологодская епархия В очередной раз в рамках проекта "Православный час" состоялась духовная беседа миссионера Евгения Рыжова с жителями посёлка Надеево Вологодской области.
20.05.2018
 
В Харовском центре помощи детям, оставшимся без попечения родителей, прошел День открытых дверей «Венец всех ценностей – семья» - Вологодская епархия В преддверии Международного праздника Дня семьи в Харовском центре помощи детям, оставшимся без попечения родителей, прошел День открытых дверей «Венец всех ценностей – семья».
17.05.2018
Вчера, 19 мая, в МЧС поступил звонок с сообщением о заложенной бомбе. После полученного звонка к железнодорожному вокзалу съехались все спецслужбы города.
20.05.2018 ИА Невские Новости
В поселке Надеево Вологодской области продолжается реализация миссионерского проекта  Православный час - Вологодская епархия В очередной раз в рамках проекта "Православный час" состоялась духовная беседа миссионера Евгения Рыжова с жителями посёлка Надеево Вологодской области.
20.05.2018 Вологодская епархия
Информагентство «Вологда Регион» со ссылкой на Вологодскую митрополию опубликовало программу предстоящего визита Патриарха Московского и всея Руси Кирилла в Вологодскую область, который состоится в июне.
16.05.2018 Красный север
IX открытый фестиваль православной культуры «Покровские встречи» памяти Святителя Игнатия Брянчанинова стартовал накануне, 13 мая, в усадьбе Брянчаниновых в Вологодской области.
14.05.2018 Красный север
В борьбе за кубок приняли участие 127 спортсменов из 7 регионов. Стартовало это мероприятие в субботу, 19 мая, на территории Нового Источника.
20.05.2018 ИА Невские Новости
Фото vologda-oblast.ru Сегодня, 10 мая, в ходе рабочего визита в Вожегу глава региона Олег Кувшинников вместе с трехкратным призером Олимпийских игр Денисом Спицовым осмотрели новые спортивные объекты района.
10.05.2018 Красный север
Фото Валентины Певцовой Старейшее периодическое издание нашего региона - областная газета «Красный Север» вновь стала титульным спонсором розыгрыша Кубка Вологодской области по футболу.
04.05.2018 Красный север
ГИБДД Череповца анонсировала новую акцию - Город Че В понедельник отдел усилит внимание к пешеходным переходам. По даннмы ОГИБДД по Череповцу, с начала 2018 года, по данным на 18 мая, в городе на пешеходных переходах зарегистрировано 27 ДТП, в которых 30 человек травмировались.
19.05.2018 Город Че
В понедельник отдел усилит внимание к пешеходным переходам. По даннмы ОГИБДД по Череповцу, с начала 2018 года, по данным на 18 мая, в городе на пешеходных переходах зарегистрировано 27 ДТП, в которых 30 человек травмировались.
19.05.2018 Город Че
Мальчик выбежал на проезжую часть вне пешеходного перехода. Как сообщает пресс-центр ГИБДД Вологодской области, вчера, 18 мая, в дорожно-транспортном происшествии был травмирован ребенок 6 лет.
19.05.2018 ИА Невские Новости